Страна без работников. Почему украинцы массово уезжают работать за границу

Если в Украине не улучшится бизнес-климат и не ускорится экономический рост, растущая трудовая миграция превратит страну в общину пенсионеров, которых некому будет кормить.

“Мне запомнился случай, когда в Киеве мы долго не могли найти грузчика на зарплату 10–12 тыс. грн”, — говорит Наталья Собчук, административный директор по Украине и Молдове компании DOPOMOGA GROUP. Это не исключение из правил — заполнять вакансии для рядового персонала предприятиям становится всё тяжелее, равно как и удерживать работников.

Некоторые компании, страдающие от текучки кадров, пытаются переломить ситуацию повышением окладов. “Недавно я разговаривала с HR-директором одного из иностранных заводов пищевой промышленности, где дважды за прошлый год поднимали зарплаты. Этой мотивации хватало лишь на 2–3 месяца, после чего отток людей снова возобновлялся”, — продолжает Собчук.

Ответ на вопрос, куда же деваются рабочие руки, стоит искать за пределами Украины. Ведь трудоспособные граждане массово уезжают из страны, порою соглашаясь за рубежом на наименее престижную работу.

Снова на картошку

В советские времена школьники, студенты и работники предприятий регулярно выезжали “на картошку”. Так называли принудительную отправку горожан в колхозы на сбор урожая. Те, кто в конце 1980-х под страхом отчисления из учебного заведения, проклиная советскую систему, пололи грядки или собирали урожай, вряд ли могли подумать, что более чем 30 лет спустя будут снова до изнеможения вкалывать на земле, причём по собственной инициативе.

Трудиться приходится тяжело. Например, работа в теплицах, где температура в летний период может достигать 40°С, длится минимум 10–12 часов в день, начиная с 7 утра. Оплата почасовая. Правда, если работник умудряется за 8 часов сделать столько, сколько другие за 12, бригадир может отпустить его отдыхать, засчитав недостающие четыре часа как отработанные. Рабочая неделя длится с понедельника по субботу включительно. Задачи в основном приходится выполнять тривиальные — собирать урожай, убирать, ухаживать за растениями. Жить можно в общежитии — в аскетичных комнатках на 2–5 мест, куда из дома придётся привезти постельное бельё, посуду и рабочую одежду. Такие условия предлагает украинцам один из польских работодателей.

На похожие вакансии часто откликаются “рождённые в СССР”. Наталья Собчук выделяет несколько типичных групп трудовых мигрантов. Одна из них — мужчины среднего трудоспособного возраста, в основном занимающиеся тяжёлым физическим трудом. Это преимущественно жители сёл или небольших райцентров. Вторая группа — женщины интеллектуальных профессий (учителя, доктора и т. п.) 30–55 лет, которые устраиваются работать нянями, сиделками.

Впрочем, по словам Собчук, среди украинских заробитчан немало и недавних выпускников учебных заведений, которые столкнулись в Украине с невозможностью реализации по специальности.

Туда, где рук не хватает

Чтобы понять, почему украинцы, многие из которых имеют высшее образование, соглашаются на спартанские условия работы за рубежом, достаточно сопоставить уровни зарплат. Например, в польской теплице, о которой шла речь, можно заработать около 2,6 тыс. злотых в месяц (около 20 тыс. грн). А если перед выездом в Польшу получить справку — подтверждение статуса налогового резидента Украины в налоговой, удастся зарабатывать до 3,1 тыс. злотых в месяц (почти 24 тыс. грн). При наличии этого документа польский работодатель не станет удерживать налоги с заработной платы сезонных работников, которые проработали в Польше менее 6 месяцев в году.

Заработки на других польских предприятиях также в разы превышают среднюю зарплату по Украине, которая на конец февраля 2018 года составляла около 7,7 тыс. грн. По информации консультантов рекрутинговой компании WORLD STAFF, украинские уборщицы и сиделки в Польше зарабатывают от 1,8 тыс. злотых в месяц; швеи — 1,9 тыс.; домработницы — 2 тыс.; комплектовщики товара — 2,2 тыс.; столяры и фрезеровщики — 2,4 тыс.; сезонные сельхозрабочие, мясники, разнорабочие на складах, повара и хостес — 2,5 тыс., электрики — 2,6 тыс.; сварщики, водители — 3 тыс.; строители (маляры, штукатуры, гипсокартонщики, укладчики плитки и др.) — 3–5 тыс. То есть представители рабочих специальностей в Польше могут заработать от 14 до 40 тыс. грн.

Трудовая миграция в Польшу стала массовым явлением из-за того, что украинцы спешат занять освободившиеся рабочие места поляков, которые, в свою очередь, отправляются в поисках лучшей жизни далее на Запад. Как отмечает Дмитрий Толмачёв, генеральный директор международной рекрутинговой компании WORLD STAFF, ежегодно до 2,5 млн граждан Польши едут на заработки в развитые страны Европы, такие как Германия, Великобритания, и в Скандинавские государства, где им платят в 2–3 раза больше, чем на родине.

Но рабочие руки нужны не только в Польше, страдающей от острой нехватки кадров. “В Чехии активно набирают рабочих на производство, склады и сезонные работы, Литва берёт строителей и водителей-дальнобойщиков, ОАЭ — специалистов сферы гостеприимства, Германия приглашает всех — от программистов и врачей до водителей и строителей”, — говорит Татьяна Пашкина, HR-эксперт портала rabota.ua. Кроме того, по её словам, Израилю нужны разнорабочие и упаковщики, Канаде и Австралии — помощники фермеров, а ближе к лету активизируются страны Скандинавии и Испания с сезонными работами, появляются курортные предложения от Болгарии, Египта и Израиля. Как отмечает Пашкина, зарплаты в разных странах отличаются в разы — в Польше и Чехии украинский строитель может заработать эквивалент 20–30 тыс. грн, в Германии и Израиле — 50–75 тыс. грн.

Не теряет актуальности и восточное направление трудовой миграции. Украинцы, несмотря на конфликт на востоке, по-прежнему едут работать в Россию, а также в Беларусь и Казахстан. По словам Дмитрия Толмачёва, там в основном работают люди среднего и старшего возраста, у которых зачастую в этих странах есть родственники и друзья.

Оценки масштабов трудовой миграции в различных исследованиях и экспертных суждениях могут отличаться в разы (от 1 млн до 10 млн человек). Однако, как отмечает Юлия Руда, экономист Центра экономической стратегии, все исследования подтверждают, что наиболее популярными направлениями трудовой миграции остаются Польша и РФ. С 2014 года наблюдается переориентация трудовых потоков с России на Польшу.

Заработать головой

Утверждать, что за рубежом пользуются спросом исключительно рабочий и обслуживающий персонал из Украины, было бы неверно. “Мы наблюдаем увеличение уровня доходов работающих за рубежом украинцев. Это происходит благодаря тому, что всё больше выходцев из Украины находят квалифицированную работу, — говорит Магнус Олби, директор по маркетингу компании TransferGo (международная система денежных переводов). — Например, в Польше около 30% трудовых мигрантов находят хорошую работу в польских компаниях или международных корпорациях”.

В частности, в Польше, Германии, Великобритании, Чехии, Дании, Швеции, США и других западных странах растёт спрос на украинских программистов. “Это мужчина 25–35 лет, владеющий разговорным английским, с дипломом КПИ или другого политехнического вуза Украины и квалификацией уровня senior. Обычно он холост или состоит в гражданском браке. Без детей либо с ребёнком до 5 лет”, — описывает портрет соискателя на зарубежные вакансии в IT Дмитрий Толмачёв. По его словам, в Украине инженер-программист с 5–7 годами опыта в коммерческих проектах получает $4–5 тыс. в месяц ($48–60 тыс. в год) и платит с этой суммы 5% налога как частный предприниматель-упрощенец. При этом в Германии на первых порах он будет получать около 55– 65 тыс. евро в год, из которых заплатит от 40% до 27% налога в зависимости от состава семьи. То есть выгода работы за рубежом, на первый взгляд, не так уж и ощутима.

Учитывая сопоставимый уровень доходов и высокую стоимость жизни на Западе, многие IT-специалисты предпочитают оставаться “сливками среднего класса” в Украине. Однако, как отмечает Толмачёв, проработав за рубежом несколько лет, украинский программист с семьёй сможет получить гражданство страны, в которой трудится, и куда более высокий уровень вознаграждения — 80–150 тыс. евро в год. Чтобы остаться в Европе или Америке навсегда и дать своим детям лучшее образование и возможности для жизни, некоторые программисты всё же решаются на переезд.

Кроме айтишников хорошие шансы трудоустройства на Западе также есть у врачей, фармацевтов, учёных, специализирующихся в точных науках и способных участвовать в научных разработках в исследовательских центрах либо преподавать в университетах. Как правило, сделав карьеру за рубежом, они посещают Украину разве что в качестве гостей. Таким образом, лучшие умы Украина теряет безвозвратно.

Есть спрос на квалифицированных специалистов из Украины и на востоке. Как отмечает Татьяна Пашкина, изредка в странах СНГ готовы трудоустроить украинских агрономов, технологов, маркетологов, лаборантов и т. д. “В России по-прежнему пользуются спросом украинские инженеры благодаря тому, что многие такие кандидаты получили образование ещё при Советском Союзе и свободно говорят по-русски”, — говорит Дмитрий Толмачёв. Также он отмечает спрос в Китае на преподавателей английского и технических экспертов, имеющих научную степень не ниже кандидата наук.

Отток образованных людей — более опасная тенденция, чем массовый выезд на сезонные работы на полях. “Государства заинтересованы в привлечении иностранных, особенно высококвалифицированных, кадров, ведь на их подготовку они не тратят деньги. К тому же такие кадры увеличивают ВВП и исправляют асимметрии их рынка труда”, — объясняет Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований (МЦПИ). По его мнению, достаточный процент высококвалифицированных эмигрантов, не покрываемый иммигрантами в нашу страну, напротив, усугубляет асимметрию украинского рынка труда.

Не стоит закрывать глаза и на то, что кроме рабочей силы и лучших умов за границу массово выезжает молодёжь, которую охотно принимают в вузы Польши, Германии, Чехии и других стран. По мнению Татьяны Пашкиной, эта “отсроченная эмиграция” будет страшнее заробитчанства, поскольку большая часть взрослых заробитчан едет решать свои материальные проблемы и возвращается в Украину, чего нельзя сказать о молодёжи. Ещё во время обучения в зарубежном вузе многие украинские студенты начинают искать возможности навсегда зацепиться на чужой земле.

Кадровый голод

Наибольшие проблемы с подбором и удержанием персонала испытывают в телекоммуникационном (86% компаний) и банковском (71%) секторах, а также в сфере бытовой техники и электроники (80% компаний).

Украинский бизнес лишь начинает осознавать: на рынке труда правила игры будут диктовать работники, за которых придётся конкурировать с зарубежными работодателями. “Согласно данным экспресс-обзора EY за ІІІ квартал 2017 года, в котором приняло участие более 160 компаний, 71% компаний-участниц испытывают трудности с удержанием персонала в связи с трудовой миграцией сотрудников за границу, — рассказывает Алёна Бойченко, директор практики People Advisory Services компании EY Ukraine. — Более половины респондентов признали, что сталкиваются с подобными препятствиями в бизнесе уже сейчас, остальные ожидают возникновения подобных трудностей в ближайшем будущем”.

По данным исследования EY, наибольшие проблемы с подбором и удержанием персонала испытывают в телекоммуникационном (86% компаний) и банковском (71%) секторах, а также в сфере бытовой техники и электроники (80% компаний). Респонденты отмечали, что наиболее склонен к трудовой миграции профессиональный, административный, вспомогательный персонал и рабочие. По всей видимости, не без участия трудовой миграции в стране возросла текучесть кадров. Этот показатель, согласно обзору заработных плат и компенсаций за 2017 год EY, составил 20%, что на 4% больше, чем в 2016-м. Сильнее всего текучесть кадров проявилась в секторе оптовой и розничной торговли (69%), банковском секторе (33%) и в IT-разработке (21%).

“По данным Госстата, рост предложений о работе в 2017 году составил 39,7%. Следовательно, в динамично развивающихся отраслях, где открыто наибольшее количество вакансий и где долго их не могут закрыть, ощущается дефицит сотрудников”, — отмечает Егор Киян. В их числе он называет технических служащих, руководителей, менеджеров, квалифицированных рабочих, рабочих по обслуживанию, эксплуатации и контролю за технологическим оборудованием и др. Киян считает, что пока из-за недостаточного роста экономики дефицит кадров не является критичным, однако в долгосрочной перспективе ситуация угрожает экономической безопасности государства.

Люди — наше всё

Украинские работодатели уже озаботились удержанием сотрудников, нацелившихся на трудовую миграцию. Некоторые из них начали повышать зарплаты. Особенно эта тенденция проявилась на западе страны — в 2017 году прирост зарплат в Волынской, Закарпатской и Черновицкой областях превысил даже киевские показатели и достиг 25%. По словам Татьяны Пашкиной, многие работодатели вынуждены повышать зарплаты, чтобы набрать новых сотрудников. При этом некоторые предприятия увеличивают ставки в превентивном порядке, причём сразу на 50–70%. В итоге на рынке образуются перекосы, и уже сейчас зарплата, предлагаемая разнорабочему, зачастую превышает жалованье бухгалтера.

Одномоментно повысить зарплаты хотя бы до уровня в 70% от того, что предлагают украинцам в соседних странах, в нынешних реалиях бизнесу часто не по силам, особенно учитывая характерную для украинской экономики низкую производительность труда. “В связи с оттоком работников за границу украинским работодателям приходится искать дополнительные аргументы для мотивации сотрудников оставаться на предприятии и, следовательно, в стране, — комментируют в hh.ua. Наряду с повышением уровня оплаты труда может применяться нематериальная мотивация — комфортный климат в коллективе, общие ценности человека и компании, прогрессивная корпоративная культура и т. п.”.

Со стороны государства пока не последовало каких-либо шагов, направленных на сокращение трудовой миграции. Впрочем, разработкой существующих только на бумаге стратегий и учреждением специальных офисов и комиссий, как это часто у нас делают, ситуацию не исправишь. “Лучшее, что может сделать государство, — поощрять предпринимательство и создавать равные и понятные правила игры для бизнеса, — говорит Юлия Руда. — Это создаст условия как для привлечения эмигрантов-предпринимателей, так и для иностранных инвесторов, которые будут заинтересованы создавать конкурентоспособное производство с высокой производительностью труда, а значит, и высокой зарплатой не в Польше или Словакии, а в Украине”. Тогда люди, в разное время выехавшие на заработки, захотят вернуться.

Пока же наблюдается обратная тенденция — предприниматели жалуются на ухудшение бизнес-климата, а иностранные инвесторы обходят Украину стороной. Если ничего не менять, со временем страну в поисках лучшего будущего, по оценкам экспертов, покинет 20–30% трудоспособного населения, а гигантскую армию пенсионеров будет попросту некому кормить.

Мария Бабенко

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *