Почему Луценко передумал снимать неприкосновенность с Лозового и Дейдея

Заявление генпрокурора Юрия Луценко о том, что ГПУ готовит представление на снятие неприкосновенности с трех нардепов — Геннадия Бобова (группа «Видродження»), Евгения Дейдея (фракция «Народный фронт») и Андрея Лозового (фракция Радикальной партии) — оказалось фальстартом.

Сообщает портал АНТИКОР со ссылкой на СМИ.

Буквально за сутки накануне визита Луценко в парламент стало известно, что ведомство подготовило представление только в адрес одного нардепа — Геннадия Бобова.

Кого обвинял генпрокурор 

«В ходе совместной проверки поданных электронных деклараций ГПУ, САП и НАБУ в Верховной Рады Украины подготовлены представления на снятие депутатской неприкосновенности с народных депутатов Геннадия Бобова (ст. 212 (Уклонение от уплаты налогов, сборов), ст. 366 ч. 1 — служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, иная подделка документов, а также составление и выдача заведомо ложных документов), Евгения Дейдея (ст. 368 ч. 2 — получение взятки в крупном размере, или служебным лицом, занимающим ответственное положение, или по предварительному сговору группой лиц, или повторно, или соединенное с вымогательством взятки) и Андрея Лозового (ст. 212, 368 ч. 2). Работаем дальше», — еще 19 мая на своей странице в Facebook написал Юрий Луценко.

Спустя буквально четыре дня о результатах этой работы генпрокурора отчиталась его пресс-секретарь Лариса Сарган, озаглавившая свое сообщение «О — Объективность». По ее словам, изучив материалы трех представлений на народных депутатов в части фактажа, было принято решение направить в Верховную Раду представление на снятие депутатской неприкосновенности только с одного народного депутата Геннадия Бобова. Остальные два представления на нардепов А.Лозового и Е.Дейдея генпрокурор Юрий Луценко вернул в Специализированную антикоррупционную  прокуратуру на доработку.




В адрес всех трех нардепов, по сути, звучало одно и то же обвинение — их доходы и имущество оказались несопоставимы с заработком за долгие годы до депутатской карьеры.

Например, в отношении Лозового, который задекларировал наличными 150 тысяч евро, 50 тысяч долларов, 800 тысяч гривен и перечень из 25 объектов ценного движимого имущества (картины, антиквариат), в налоговой отсутствует информация о доходах за 15 лет.

Сам же Лозовой еще осенью прошлого года признавал, что до депутатской карьеры он не оформлялся на работу в официальном порядке. Согласно Уголовному кодексу, работа неофициально, точнее неуплата налогов с полученного заработка — сама по себе является уголовным преступлением. 

Крупные суммы наличности депутат пояснял получением наследства. 

Аналогичная ситуация и с Евгением Дейдеем. Если в 2013 году, еще до избрания нардепом, Дейдей не задекларировал никаких доходов вообще, то впоследствии члены депутатской семьи показали сбережения наличными в размере 71 тысячи долларов и 350 тысяч гривен. Супруга парламентария Инга Дейдей в 2015 году приобрела сразу два элитных кроссовера AUDI Q7 за 3,5 миллиона гривен. Сделку прикрыли договором займа средств. А сам Евгений Дейдей задекларировал расходы по инвестиционному договору на строительство квартиры в сумме 2,74 миллиона гривен. Эта жилплощадь на 156 квадратных метров была отражена в его декларации в разделе «Объекты незавершенного строительства», но источник средств для совершения дорогостоящей покупки остался неизвестен.

На фоне своих коллег парламентарий от «Видродження» Геннадий Бобов казался самым состоятельным. По данным фискальной службы, с 1998 года он заработал 118,7 млн гривен. Предметом внимания силовиков стало то, что нардеп задекларировал наличными 100 миллионов гривен, 2,5 миллиона долларов и 1,8 миллиона долларов у своей супруги. Также оказалось, что Бобову в 2015 году были выплачены 17,7 миллионов гривен дивидендов от ООО «Злагода» и ЧП «Шанс», которые он не задекларировал. Также в 2014 году на счета бывшего регионала поступили переводы от 40 физлиц в размере от одного до трех миллионов гривен.

Интересно и то, что изначально в Национальном антикоррупционном бюро расследовали дела только по двум лицам из этого списка — по Лозовому и по Дейдею, а затем отчитались, что достаточное количество доказательств в обвинении в незаконном обогащении было собрано только по Дейдею. 

Однако, в итоге, дела Лозового и Дейдея Специализированная антикоррупционная прокуратура будет расследовать заново. А Генпрокуратура отправит в парламент представление по лишению депутатской неприкосновенности только в отношении Бобова, который вообще в расследовании НАБУ не фигурировал. 

Почему сняли два представления

Такие пикировки вызвали ироничную реакцию многих парламентариев. 

Депутат от «Народного фронта», близкий к руководству политсилы, считает, что данная ситуация стала результатом непрофессиональной работы генпрокурора. 

«Если и есть какие-то торги, то они идут на уровне Аваков — Луценко. Даже нам неизвестны детали. С Лозовым можно предположить, что это была попытка взять Ляшко на крючок. Но, судя по всему, она была провальной и непонятно, почему прокурорские так плохо подготовились». 

Еще один депутат от «Народного фронта» поясняет ситуацию так: «Луценко решил попугать парламент, а еще негласно намекает, что в работе ГПУ то ли 8 то ли 9 депутатов, но ему донесли мысль, что любые подобные представления провалятся в парламенте и вообще эта ситуация — это не повод для политических торгов». 

«Надо полагать, юристы Юрия Витальевича вчитались в проект представления и заявили то, что заявили. Вы видели сам документ? И я не видел. Почему-то решили не обнародовать», — сказал «Стране» Антон Геращенко, близкий к министру внутренних дел Арсену Авакову.

Собеседник в Радикальной партии хоть и признает, что с этой политсилой ведут торги, но уверяет, что позиция фракции однозначная — Лозовой не виновен. 

«Они хотели приструнить Ляшко, возможно, с прицелом на пенсионную реформу или рынок земли. В отношении Лозового — закон на нашей стороне», — говорит собеседник. 

О том же говорит «Стране» и депутат от Радикальной партии Игорь Мосийчук. 

«Я думаю, что это была попытка политического давления на Радикальную партию через Андрея Лозового. Это попытка добиться поддержки в вопросах так называемой пенсионной реформы и свободной продажи земли… Однако не генеральному прокурору этим заниматься», — сказал Мосийчук.

Впрочем, другие коллеги депутатов, выведенных из-под подозрения в незаконном обогащении, считают, что прокуратура и антикоррупционные органы плохо работали, раз не увидели незаконного обогащения. 

«Моя жена дружит с бывшей женой одного депутата из Радикальной партии. Мы неоднократно бывали у них дома, видели, как человек скромно живет. Даже в больницу к нему ездили, помогали, ему не хватало на лечение… А потом оп, ситуация в стране изменилась, он стал патриотом, зажил новой жизнью и у него вдруг резко оказались пачки валюты в загашнике. И нет никакого расследования, — говорит «Стране» депутат от БПП Сергей Каплин. — Аналогичная ситуация со многими. Если по Дейдею и по Лозовому резко сняты все вопросы, то можно не сомневаться — или купили голоса за пенсионную реформу, или просто вообще купили. То, что Ляшко обещает не голосовать, дело такое. Он может завтра передумать, с туром проехаться по стране, убедить всех, что это он лично добился повышения пенсий на 10 гривен». 

Генпрокурор пытался заручиться поддержкой парламента

Опрошенные «Страной» политологи также говорят о том, что если представления на снятие депутатской неприкосновенности то появляются, то исчезают, значит, это выгодно власти. 

«Президенту нужны голоса Радикальной партии и Народного фронта. Думаю, изначально о представлениях в отношении депутатов заговорили исключительно с целью давления на эти политические силы. Очевидно, что стороны пришли к некоему компромиссу и представления были отозваны. Я никогда не верил что дело с представлением в отношении того же Лозового дойдет до логического конца. Мы должны понимать, что в условиях нынешнего большинства любое голосование является критическим, большинство существует исключительно на бумаге, поэтому приходится добирать голоса на стороне, например, в той же Радикальной партии. Тактические объединения с разными политическими силами нужны постоянно, тем более, что радикалы одна из самых дисциплинированных фракций», — считает политолог Петр Олещук. 

«Мы видим, что ГПУ в последнее время работает в интересах АП, сейчас они постоянно реализуют какие-то политические задачи, например, процесс заочного преследования Сталина и Берии совпало с инициативой президента о предоставлении автономии крымским татарам. ГПУ работает синхронно в тех направлениях, которые выгодны АП, они работают в паре», — добавляет Олещук. 

А политический эксперт Руслан Бортник, напоминая, что вопрос о лишении депутатской неприкосновенности возник накануне годового отчета генпрокурора в ВР, говорит, что сам генпрокурор мог таким образом пытаться заручиться поддержкой парламента.

«Разговоры о снятии неприкосновенности с трех нардепов — это грубая форма шантажа парламента в преддверии отчета главы ГПУ. Тем более в ВР собирают подписи за его отставку. Поэтому лишение неприкосновенности для ГПУ является способом воевать с парламентом», — считает Бортник.