Комментарий: Кремль провоцирует конфронтацию между Востоком и Западом

Кремль уже заявил, что признает выборы сепаратистов в Донецке и Луганске. Это закрепляет разделение Украины и усиливает опасность восстановления «холодной войны», считает Инго Маннтойфель.

Судя по всему, Россия станет единственной важной страной, которая признает так называемые выборы, запланированные сепаратистами на 2 ноября в Донецке и Луганске. Однако Москва сделает больше, чем просто попытается придать легитимность этом новом политическом образованию.

Прежде всего, можно ожидать, что Россия возьмет на себя обеспечение территорий, которые решили отделиться от Киева, поможет вымученному войной и насилием населению перезимовать.

Это правильно с гуманитарной точки зрения. Однако при этом не стоит забывать, что именно политика России стала решающей причиной данных военных действий.

Новый «замороженный конфликт»

Посредством выборов в самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республиках сепаратисты хотят закрепить завоеванную ими власть. Им нужно легитимизировать свое отделение от украинской власти и усилить свои переговорные позиции не только с Киевом, но и с ЕС и США.

В результате на востоке Украины окончательно устанавливается новый «замороженный конфликт», управляемый из Москвы.

На постсоветском пространстве подобных случаев уже немало. И по сей день существуют возникшие в течение последних 25 лет сепаратистские образования в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе.

Для российской политики такие «замороженные конфликты» — это привычное и, наконец, очень удобное поле для игры. Ведь, используя подставные структуры, в ходе бесконечных переговоров можно отстаивать российские интересы.

Более того, нерешенные территориальные конфликты в целом дестабилизируют страны, где произошел раскол. С помощью политики кнута и пряника Москва может влиять на местные общественные настроения и внутреннюю политику. Молдаване и грузины давно убедились в этом на собственном опыте.

Беспомощность Киева

На данный момент украинское руководство не может ничего противопоставить этой агрессивной российской политике: еще весной Киев без сопротивления отдал Крым.

Попытки Украины с помощью оружия предотвратить отделение Донецкая и Луганская провалились летом с тяжелыми военными поражениями.

В Минском протоколе о прекращении огня президент Украины Петр Порошенко должен фактически признать статус-кво, который сложился в восточной Украине.

К этому его вынудила не только военная слабость. Куда важнее, что Украина стоит перед большими политическими, экономическими и финансовыми вызовами.

Только благодаря международной — читай, прежде всего, европейской — кредитной помощи Украине будет в состоянии собрать миллиардные суммы, которые она обязалась заплатить за газ во временных договоренностях с Россией.

Крым и восточная Украина являются лишь двумя из многих проблем, стоящих перед новым украинским руководством.

Предотвращения угроз вместо партнерства

Так же, как и Украина, государства-члены ЕС и США не признают выборы в самопровозглашенных народных республиках в Донецке и Луганске.

Впрочем, они фактически приняли такое положение вещей. Однако, вопреки ожиданиям Кремля, Запад не вернется к привычному порядку дня — как это произошло после грузинской войны 2008 года.

Украинский кризис и российская политика в этом году начали новую эпоху в европейской политике безопасности.

Вместо партнерства с Россией, в центре внимания вновь предотвращение угроз.

Следствием этого является наращивание оборонного потенциала в европейских государствах-членах НАТО. Эскадрильи российских военных самолетов, без уведомления летают над Северным и Балтийским морями, только усиливают впечатление, что это необходимо. Возможно, мы стоим перед новой гонкой вооружений.

Вместо доверия царит недоверие. Вместо широкого сотрудничества между Европой и Россией параллельно будут существовать санкции и ограниченное сотрудничество. В торговле, науке, космических полетах, внешнеполитических вопросах — везде стоит ожидать сворачивания контактов. Ястребы с обеих сторон этого потребуют.

Наконец, следует говорить о том, как не допустить новой «холодной войны». Однако существует опасность, что российская политика разделения Украины — по Германии в начале (первой) «холодной войны» — порождает конфронтацию между Востоком и Западом. С каждым днем остановить это становится все сложнее.