Антикоррупционные изощрения: суд есть, доносители будут

Сегодня в стране начинает работу Антикоррупционный суд. Стартует в новых специфических условиях. Депутатскую неприкосновенность отменили. Подготовлены изменения в законодательство, среди которых самая оригинальная новация – 10% обличителям крупной коррупции. Зачем это делается? Чтобы депутаты обменивались «стуками»? Или с целью выполнить, наконец, план конфискаций? Дескать, когда коррупционеров будут приносить судьям на блюдечке с голубой каемочкой, они не отвертятся.

Знаете, сколько у нас закладывали в госбюджет доходов от конфискации судами денег коррупционеров? Было, что и 20 млрд. грн. Потом поостыли и в бюджет 2018 года записали 4,7 млрд. грн. А реально добыли по итогу года аж 140,6 тыс. грн. Сравните – 4,7 млрд. грн. и 140,6 тыс. грн.

Кто виноват? Разумеется, судебная система. Это она плохо рассматривала дела, переданные ей НАБУ. Ну, и прокуратура не очень старалась. Сейчас Рябошапка придет – порядок наведет. Опять же ГБР не может работать на всех фронтах одновременно. Им надо или бывшего нашего Петра Алексеевича кошмарить, или коррупционеров во власти ловить.

Хотя на самом деле (и мы об этом писали) недобор конфиската – плод еще сохранившейся местами формальной юридической процедуры, которая не позволяла действовать махновскими методами. Ведь в отличие от приватизационного имущества подлежащие конфискации средства еще нужно отобрать у частных лиц. А до этого желательно признать данных лиц виновными в соответствии с нормами уголовного законодательства.

Почему с этим возникали проблемы? Потому что когда переходили от «все знают, что это коррупционер» к «состязательности сторон в суде», доказательная база часто провисала. Хотя НАБУ очень старалось.

Этот системный брак призван устранить проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты об усовершенствовании положений уголовного процессуального законодательства». «Страна» пишет, что в нем предлагается много чего интересно. Например, свести до минимума залог как альтернативную содержанию под стражей меру пресечения по тяжким и особо тяжким коррупционным преступлениям.

Кроме того, НАБУ и ГБР, наконец, смогут получить собственную «прослушку» и больше не пользоваться услугами СБУ. Они давно этого хотели, в особенности НАБУ, и утверждали, что после передачи им прав слушать потенциальных подозреваемых эффективность охоты на коррупционеров резко вырастет.

Из УПК убирается статья про показания с чужих слов, появившаяся достаточно недавно. Свидетель снова становится свидетелем. Очевидцем! И не может пересказывать слухи, которые суд примет во внимание. Это важная норма в условиях еще одной новации: появления материально мотивированных обличителей коррупции

Издание пишет, что технических препятствий к запуску прослушки от НАБУ не было давно, но окружение Петра Порошенко саботировало процесс, опасаясь, что Запад и его спецслужбы получат через НАБУ прямой доступ к негласному контролю за всей украинской элитой. А после того, как конституционно закрепляется назначение директора НАБУ президентом, их прослушка станет «третьим ухом» Владимира Зеленского. А затем того, кто его сменит на посту главы державы.

К этому добавляется расширение полномочий директора НАБУ по привлечению негласных сотрудников на договорных условиях. Для «внештатников НАБУ» должен быть запланирован специальный бюджет, который позволит легально платить им зарплату по условиям договора. Причем брать их на работу сможет лично директор НАБУ без лишних формальных проволочек. Так что для агентов а-ля Катерина открываются новые возможности.

Чтобы работа агентуры и детективов не пропала даром, хотят ликвидировать еще один важный инструмент борьбы подозреваемых со следствием – отмена «пидозры» следственным судьей. Интересный ход с учетом отмены в недалекой перспективе депутатской неприкосновенности, под что уже «подверстано» изменение в УПК, позволяющее обыск, задержание, осмотр личных вещей и багажа, транспорта, жилого или служебного помещения народного депутата, нарушение тайны переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции.

Раньше подобные меры допускались только в случае, когда Верховная Рада давала согласия на привлечение нардепа к уголовной ответственности. А теперь рядовой детектив может развлечься просто так или под заказ.

Правда, из УПК убирается статья про показания с чужих слов, появившаяся достаточно недавно. Свидетель снова становится свидетелем. Очевидцем! И не может пересказывать слухи, которые суд примет во внимание. Это важная норма в условиях еще одной новации: появления материально мотивированных обличителей коррупции. Дословно он называется «Про запобігання корупції щодо викривачів корупції».

В действующем законе «О предотвращении коррупции» есть целый раздел на эту тему: его-то и предлагается дополнить. Устанавливаются стандарты «стукачества»: «повідомлення має містити фактичні дані». Стукнуть можно и анонимно.

И тут непонятно, как реализовать пункт, что после проведения соответствующей проверки «службова особа, відповідальна за її проведення» уведомляет обличителя о результатх: подтвердилось или нет? Если он аноним, куда ему писать? На анонимный телеграм-канал?

Еще у меня возникает вопрос, почему законопроект просто распух от подробных описаний мер по защите прав «стукачей» (захист трудових прав, гарантії захисту близьких осіб викривача, звільнення викривача від юридичної відповідальності) , но в нем ничего не сказано об ответственности за недостоверные сигналы.

А если начнут шалить всякие ублюдки, которым надоело «минировать» торговые центры? Или покинутые любовницы? Я не говорю уже о толпе завистливых сотрудников по работе? Не факт, что целью их «стука» будет привлечение кого-то к ответственности. Просто нервы потрепать, проверку затеять…

Но самый интересный раздел – это статья 53-7, «Винагорода викривачу». Звучит он так:

С обличителями коррупции может выйти аналогично, если не хуже. Особенно когда многие поймут, что стукнули зря – коррупционный ущерб ниже вознаграждаемой планки. При этом себе и своим близким они создали «головняк» на всю жизнь, несмотря на прописанный в проекте «пучок» мер по защите доносителей

«Право на винагороду має викривач, який повідомив про корупційний злочин, грошовий розмір предмета якого або завдані державі збитки від якого у п'ять тисяч і більше разів перевищують розмір прожиткового мінімуму для працездатних осіб, установленого законом на час вчинення злочину.

Розмір винагороди визначається судом у межах 10 відсотків від грошового розміру предмета корупційного злочину або розміру завданих державі збитків від злочину. Розмір винагороди не може перевищувати трьох тисяч мінімальних заробітних плат, установлених на час вчинення злочину.

У випадках повідомлення декількома викривачами різної інформації про один і той самий корупційний злочин, у тому числі інформації, що доповнює відповідні факти, розмір винагороди розподіляється між такими викривачами з урахуванням важливості повідомленої ними інформації».

Итак, чтобы не задалбывали по мелочам, вознаграждение установлено только тем, кто вскрыл коррупцию на 9,68 млн грн. Это при сегодняшнем размере прожиточного минимума в 1936 грн. Обещают, что он будет расти, значит, и оплачиваемая сумма доноса начнет подниматься выше. Все остальные могут стучать просто так. Из любви к искусству.

Вознаграждение обличителям предложено выплачивать из средств, поступающих от возмещения ущерба государству. А это уже парафия Антикоррупционного суда, который должен переданного ему следствием коррупционера осудить, и все, что у него найдет, грамотно конфисковать. Что опять-таки не так просто, даже если защиту ограничат в процессуальных возможностях.

Не забываем, что на волне евромайдановской эйфории, выполняя требования подготовки к безвизу, парламент прошлого созыва внес изменения в ст. 368-2 Уголовного кодекса и ввел уголовную ответственность за незаконное обогащение чиновников. Если должностное лицо располагает активами, происхождение которых нельзя объяснить законными источниками дохода, ему угрожает от 2 до 10 лет «неба в клеточку». Эта та самая статья, которую Конституционный суд признал неконституционной, и которая сейчас будет вноситься законопроект с новой формулировкой.

С обличителями коррупции может выйти аналогично, если не хуже. Особенно когда многие поймут, что стукнули зря – коррупционный ущерб ниже вознаграждаемой планки. При этом себе и своим близким они создали «головняк» на всю жизнь, несмотря на прописанный в проекте «пучок» мер по защите доносителей.

К тому же все юристы, которые по моей просьбе бегло просматривали законопроекта №1010, в один голос говорили, что для наших и так загруженных всякой фигней антикоррупционный структур это не подарок, а помеха в работе. Норма о вознаграждении выписана разве что для лишенных неприкосновенности депутатов, чтобы стимулировать их стучать на коллег, которые вышли из-под контроля «искусственного интеллекта».

Если же собрать все пазлы вместе, включая старт работы антикоррупционного суда, то цель всего этого выполнить заложенный в бюджет план по конфискациям и продемонстрировать Западу эффективность новой власти в борьбе с коррупцией. Интересно, наши кураторы когда-нибудь удивятся самому факту планирования в бюджете таких статей доходов как конфискация до вынесения обвинительных приговоров? Или для таких стран, как наша, это, с их точки зрения, в порядке вещей?
 

Оставить комментарий